una_tartaruga: (Default)

Это ж надо, как для людей разных профессий могут различаться толкования снов.
Мне сегодня снились микроскопические котята — сначала они сидели в клетке, потом разбежались, так что не собрать, и превратились в птичек, таких же микроскопических. Все птички были разные, разной формы, разного цвета, они были похожи на какие-то разноцветные печенья, что ли.
Птички бегали по комнате, и почему-то никто, кроме меня, их не видел — но постепенно они стали проявляться, я была спасена, ура, у меня не галлюцинации, их уже видели все (только вот, увы,
никак не могли поймать и посадить в клетку)...

Утром я немного подумала, к чему такая околесица приснилась, — и пошла на работу, совершенно забыв об этом сне.
А сон-то оказался почти в руку…
В реальности было практически продолжение
— даже, вернее, какая-то параллельная реальность, я вдруг перенеслась в пространство сна...
Должны были сегодня сдавать очередную срочную работу в типографию, верстальщица прислала мне pdf-файл. Я открыла, стала листать, сначала всё было обычно, но вдруг буквы начали расползаться и в режиме онлайн превращаться в абракадабру. Я позвонила верстальщице, она сказала, что у неё на экране всё хорошо, она не видит ничего такого.
Я снова села за свой компьютер, открыла файл: всё нормально. Что, думаю, за чертовщина такая, только что ведь я своими глазами видела испорченный файл.
Но был ещё один человек, который видел расползающийся, рассыпающийся текст, — моя начальница. Давай подождём, сказала она мне, должно время пройти, тогда файл начнёт меняться.
И мы стали терпеливо ждать волшебного превращения... И точно. Проходит минута и — ура! — текст снова поплыл, буквы стали превращаться в символы,
будто колдовство какое.
Ура, у нас не галлюцинации.
Так никто и не понял, что с файлом, — и никто не смог поймать разбегающиеся буковки и посадить их в клетку. В понедельник верстальщики будут выправлять, выпрямлять…

Немного попечалившись, а потом успокоившись до понедельника, я стала проверять сигнальный экземпляр совершенно уже другой книги — один отпечатанный экземпляр перед запуском всего тиража на печать, в котором ещё можно исправить ошибки, если вдруг. И это «вдруг» случилось — вчера при подписании в печать мы случайно заметили  удивительное слово «агентсдтво» в этой книге, исправили. А сегодня в готовом экземпляре — экспортортно-ориентированный. Тоже, слава богу, можно исправить…

После работы я пошла в «Ароматный мир» и купила бренди (для рождественского кекса!)
Так я вернулась домой с бренди — сбрендила от всяких этих птичек, символов, ошибок и разбегающихся в разные стороны буковок.
А ведь, наверное, для юриста, бухгалтера, воспитателя детского сада, моряка сон наполнился бы совершенно другим смыслом — разбегались бы преступники, цифры
, дети, волны...
Но лучше бы, конечно, не разбегалось ничего, а то ведь так и правда недолго сбрендить :)

una_tartaruga: (Default)
Сегодня на курсах мы говорили об особенностях итальянцев и обо всяких курьёзах, связанных с итальянцами.
Например:
они почти всегда сразу переходят на «ты», даже если разница в возрасте лет сорок;
они переводят имена на свой лад, если это возможно: Петра переделывают в Пьетро, Свету в Звету (а Словения уж вообще по-итальянски Зловения :).
И никаких гвоздей: принято у них так. И здесь чуть-чуть об итальянцах.
Еще итальянцы очень любят ругаться. )

una_tartaruga: (Default)
Сегодня на курсах мы говорили об особенностях итальянцев и обо всяких курьёзах, связанных с итальянцами.
Например:
они почти всегда сразу переходят на «ты», даже если разница в возрасте лет сорок;
они переводят имена на свой лад, если это возможно: Петра переделывают в Пьетро, Свету в Звету (а Словения уж вообще по-итальянски Зловения :).
И никаких гвоздей: принято у них так. И здесь чуть-чуть об итальянцах.
Еще итальянцы очень любят ругаться. )

una_tartaruga: (Default)

Долгое время на меня давила безграмотная, абстрактная рукопись — про пупок, которым необходимо позвоночник к полу толкать. Еще там были «привкус чувства локтя», «возвышение над страданиями слов» и всякие другие фантастические явления. Сотворила этот, прошу прощения, разврат переводчица, которая по-прежнему горит желанием посмотреть мне, злодейке такой, в глаза. И казалось, что это несчастье со мной до конца моей жизни. Но недавно случилось чудо: муки закончились, я сдала эту рукопись на верстку.
В день сдачи, с утра, мне надо было к психотерапевту идти (часто голова болит, вот и направили меня для кучи еще и психотерапевту). Я пришла в ненормально приподнятом настроении, как пьяная, ей-богу. Счастье же скоро — избавление от мучений!
И произошел там со мной «несчастный случай».
Психотерапевт хотела обучить меня аутотренингу (видимо, чтобы я по дороге на работу успокоилась). Она меня посадила, как положено, в позу измученного дорогой кучера и стала произносить стандартные фразы. И тут я, как назло, совершенно неуместно вспомнила фильм «Самая обаятельная и привлекательная»: героини там вот так же сидели и давали себе установки.
Как начала я смеяться и остановиться не могу.
Немного успокоившись, отпросилась на этот день — ради бога, извините, давайте я лучше в другой раз приду, что-то я сегодня не на той волне немного…

Боже, это ж какой позор, так не сдержаться у психотерапевта! Наверное, один из тех случаев, когда от стыда хочется сквозь землю провалиться. Удивляюсь, как не вошли санитары в белых халатах и не увезли меня.

И оказывается, не у одной меня такое перед сдачей какой-нибудь ужасной книги. Это у нас, видимо, инфекция такая бродит по редакции. Вчера так же безудержно веселилась моя коллега, когда в печать очередную «чуму» отправляла. Вся красная уже от смеха, слёзы ручьем — и все никак не успокоится…

Всевидящее Око
una_tartaruga: (Default)

Долгое время на меня давила безграмотная, абстрактная рукопись — про пупок, которым необходимо позвоночник к полу толкать. Еще там были «привкус чувства локтя», «возвышение над страданиями слов» и всякие другие фантастические явления. Сотворила этот, прошу прощения, разврат переводчица, которая по-прежнему горит желанием посмотреть мне, злодейке такой, в глаза. И казалось, что это несчастье со мной до конца моей жизни. Но недавно случилось чудо: муки закончились, я сдала эту рукопись на верстку.
В день сдачи, с утра, мне надо было к психотерапевту идти (часто голова болит, вот и направили меня для кучи еще и психотерапевту). Я пришла в ненормально приподнятом настроении, как пьяная, ей-богу. Счастье же скоро — избавление от мучений!
И произошел там со мной «несчастный случай».
Психотерапевт хотела обучить меня аутотренингу (видимо, чтобы я по дороге на работу успокоилась). Она меня посадила, как положено, в позу измученного дорогой кучера и стала произносить стандартные фразы. И тут я, как назло, совершенно неуместно вспомнила фильм «Самая обаятельная и привлекательная»: героини там вот так же сидели и давали себе установки.
Как начала я смеяться и остановиться не могу.
Немного успокоившись, отпросилась на этот день — ради бога, извините, давайте я лучше в другой раз приду, что-то я сегодня не на той волне немного…

Боже, это ж какой позор, так не сдержаться у психотерапевта! Наверное, один из тех случаев, когда от стыда хочется сквозь землю провалиться. Удивляюсь, как не вошли санитары в белых халатах и не увезли меня.

И оказывается, не у одной меня такое перед сдачей какой-нибудь ужасной книги. Это у нас, видимо, инфекция такая бродит по редакции. Вчера так же безудержно веселилась моя коллега, когда в печать очередную «чуму» отправляла. Вся красная уже от смеха, слёзы ручьем — и все никак не успокоится…

Всевидящее Око
una_tartaruga: (Default)

Что-то все выкладывают, выкладывают перлы. Вот и я отважилась.

Это из книги о рождении ребенка. Перевод с испанского.

«

Начинает формироваться цилиндр с головой и хвостом
(это о зародыше)

 Появилась брюшная полость. Она растет, хотя еще не имеет выхода наружу из тельца маленького существа.

 К седьмой неделе головка становится круглой и поднимается, но она очень велика, а уши еще не добрались до положенного места.

  спазмы оргазма

 Современные курсы подготовки к родам и материнству взяли все лучшее у пионерских школ.

  Девальвация образа мужчины

  Во время родовой деятельности у ребенка возникают пробелы, которые показывают, что он находится в состоянии стресса.

 От веса ребенка зависит, сможет ли мать сама кормить его грудью или должна будет сдаивать молоко. В последнем случае мы рекомендуем использование аппарата для сдаивания медицинского качества.

 Чтобы мама могла сосредоточиться на том, чтобы узнавать и понимать потребности своего малыша, она должна чувствовала поддержку со стороны своего партнера. Надо, чтобы в течение дня кто-то занимался домашними делами и питанием ее самой. Кроме того, очень важно, чтобы в это время партнер умел адекватно лимитировать визиты друзей и родственников.

 Исходное положение: Упритесь спиной в пол.
Лежа на спине, раскиньте руки в стороны. Согните ногу и поворачивайте бедро, не отрывая плечи от пола. Постоянно следите за тем, чтобы бедро было направлено вперед».

 Сядьте на пол, вытяните ноги и руки вперед, сделайте вдох и на выдохе, округлите спину и толкайте ее пупком назад. В этом положении, держа спину округленной, снова сделайте вдох, и на выдохе примите форму буквы «С», наклонившись вперед и вытянув руки вперед как можно дальше. Важно, чтобы Вы не забывали толкать пупком спину назад.

 »

una_tartaruga: (Default)

Что-то все выкладывают, выкладывают перлы. Вот и я отважилась.

Это из книги о рождении ребенка. Перевод с испанского.

«

Начинает формироваться цилиндр с головой и хвостом
(это о зародыше)

 Появилась брюшная полость. Она растет, хотя еще не имеет выхода наружу из тельца маленького существа.

 К седьмой неделе головка становится круглой и поднимается, но она очень велика, а уши еще не добрались до положенного места.

  спазмы оргазма

 Современные курсы подготовки к родам и материнству взяли все лучшее у пионерских школ.

  Девальвация образа мужчины

  Во время родовой деятельности у ребенка возникают пробелы, которые показывают, что он находится в состоянии стресса.

 От веса ребенка зависит, сможет ли мать сама кормить его грудью или должна будет сдаивать молоко. В последнем случае мы рекомендуем использование аппарата для сдаивания медицинского качества.

 Чтобы мама могла сосредоточиться на том, чтобы узнавать и понимать потребности своего малыша, она должна чувствовала поддержку со стороны своего партнера. Надо, чтобы в течение дня кто-то занимался домашними делами и питанием ее самой. Кроме того, очень важно, чтобы в это время партнер умел адекватно лимитировать визиты друзей и родственников.

 Исходное положение: Упритесь спиной в пол.
Лежа на спине, раскиньте руки в стороны. Согните ногу и поворачивайте бедро, не отрывая плечи от пола. Постоянно следите за тем, чтобы бедро было направлено вперед».

 Сядьте на пол, вытяните ноги и руки вперед, сделайте вдох и на выдохе, округлите спину и толкайте ее пупком назад. В этом положении, держа спину округленной, снова сделайте вдох, и на выдохе примите форму буквы «С», наклонившись вперед и вытянув руки вперед как можно дальше. Важно, чтобы Вы не забывали толкать пупком спину назад.

 »

una_tartaruga: (Default)

Заходит к нам в редакцию, всю заваленную рукописями, верстками, макетами и всякими образцами, менеджер по распространению со своим учеником-помощником и радостно нас представляет.
— Вот это редакция! Здесь, собственно, все и происходит.
Мальчик вдумчиво оглядывает комнату и понимающе кивает головой, а менеджер-гуру тем временем тихо, шепотом спрашивает у корректора:
— А что, что происходит-то?
— Творим! — глядя поверх очков, отвечает корректор.

 Вот. Оказывается, не все знают, что такое редакция и что в ней такое ежедневно делается.
Большинство считает, что редактор исправляет ошибки — а уж какие, это неважно.
Конечно, есть еще многое другое, организаторско-рутинное, которое занимает основное время работы над книгой. Редактор — это ведь не только правщик текстов и создатель концепций.

Что же он тогда делает?
Ищет авторов, переводчиков, утрясает с ними все вопросы по гонорарам, срокам и т. п., сидя с ними за чашкой кофе, потом читает рукописи, отдает их на доработку, если нужно, подбирает внештатных корректоров, художников, иногда редакторов, верстальщиков и дизайнеров, следит за тем, чтобы всем выплатили гонорар, чтобы верстка вовремя поступила к корректору и чтобы корректор вернул ее в срок, снимает вопросы с корректором (верстальщиком, дизайнером), чтобы художник вовремя представил иллюстрации, пишет аннотации, много-много текстов на обложку. И конечно же, бесконечные редсоветы-совещания-заседания. Кроме того, приходится постоянно общаться с бухгалтерией, с отделом распространения, с отделом рекламы, а также с читателями, представителями прессы и т.п. И после такого радостного события, как выход книги, редактор продолжает заботиться об авторе — ведь надо проследить, чтобы автору заказали и отправили авторские экземпляры и с определенной периодичностью перечисляли проценты с продаж.

Все вот это очень хочется написать без пробелов и без знаков препинания, потому что оно все происходит одновременно, книг ведь несколько. Попробовала:

 Ищетавторовпереводчиковутрясаетснимивсевопросыпогонорарамсрокамиещемногочемусидяснимизачашкойкофепотомчитаетрукописиотдаетихнадоработкуподбираетвнештатныхкорректоровхудожниковиногдаредакторовверстальщиковидизайнеровследитзатемчтобывсем выплатилигонорарчтобыверсткавовремяпоступилаккорректоруичтобыкорректорвернулеевсрокснимаетвопросыскорректоромверстальщикомдизайнеромпишетаннотациимногомноготекстовнаобложку.иконечножебесконечныередсоветысовещаниязаседаниякрометогоприходитсяпостояннообщатьсясбухгалтериейсотделомраспространениясотделомрекламыатакжесчитателямипредставителямипрессыитпипослетакогорадостногособытиякаквыходкнигиредакторпродолжаетзаботитьсяобавтореведьнадопроследитьчтобыавторузаказалииотправилиавторскиеэкземплярыисопределеннойпериодичностьюперечислялипроцентыспродаж.

 Нет, уж лучше с пробелами :)

Короче, ищет, встречается, утрясает, читает, подбирает, следит, снимает, пишет, заседает, общается, заботится и др. пр.

 Ну а в «свободное от работы» время редактор правит рукопись.
Я, например, иногда и вовсе посылаю всех к черту, вешаю табличку

«DON'T  DISTURB!  I  AM  READING!»*

и погружаюсь в работу над текстом.

 

__________

* Не беспокоить! Я читаю! (англ.).

 

 

una_tartaruga: (Default)

Заходит к нам в редакцию, всю заваленную рукописями, верстками, макетами и всякими образцами, менеджер по распространению со своим учеником-помощником и радостно нас представляет.
— Вот это редакция! Здесь, собственно, все и происходит.
Мальчик вдумчиво оглядывает комнату и понимающе кивает головой, а менеджер-гуру тем временем тихо, шепотом спрашивает у корректора:
— А что, что происходит-то?
— Творим! — глядя поверх очков, отвечает корректор.

 Вот. Оказывается, не все знают, что такое редакция и что в ней такое ежедневно делается.
Большинство считает, что редактор исправляет ошибки — а уж какие, это неважно.
Конечно, есть еще многое другое, организаторско-рутинное, которое занимает основное время работы над книгой. Редактор — это ведь не только правщик текстов и создатель концепций.

Что же он тогда делает?
Ищет авторов, переводчиков, утрясает с ними все вопросы по гонорарам, срокам и т. п., сидя с ними за чашкой кофе, потом читает рукописи, отдает их на доработку, если нужно, подбирает внештатных корректоров, художников, иногда редакторов, верстальщиков и дизайнеров, следит за тем, чтобы всем выплатили гонорар, чтобы верстка вовремя поступила к корректору и чтобы корректор вернул ее в срок, снимает вопросы с корректором (верстальщиком, дизайнером), чтобы художник вовремя представил иллюстрации, пишет аннотации, много-много текстов на обложку. И конечно же, бесконечные редсоветы-совещания-заседания. Кроме того, приходится постоянно общаться с бухгалтерией, с отделом распространения, с отделом рекламы, а также с читателями, представителями прессы и т.п. И после такого радостного события, как выход книги, редактор продолжает заботиться об авторе — ведь надо проследить, чтобы автору заказали и отправили авторские экземпляры и с определенной периодичностью перечисляли проценты с продаж.

Все вот это очень хочется написать без пробелов и без знаков препинания, потому что оно все происходит одновременно, книг ведь несколько. Попробовала:

 Ищетавторовпереводчиковутрясаетснимивсевопросыпогонорарамсрокамиещемногочемусидяснимизачашкойкофепотомчитаетрукописиотдаетихнадоработкуподбираетвнештатныхкорректоровхудожниковиногдаредакторовверстальщиковидизайнеровследитзатемчтобывсем выплатилигонорарчтобыверсткавовремяпоступилаккорректоруичтобыкорректорвернулеевсрокснимаетвопросыскорректоромверстальщикомдизайнеромпишетаннотациимногомноготекстовнаобложку.иконечножебесконечныередсоветысовещаниязаседаниякрометогоприходитсяпостояннообщатьсясбухгалтериейсотделомраспространениясотделомрекламыатакжесчитателямипредставителямипрессыитпипослетакогорадостногособытиякаквыходкнигиредакторпродолжаетзаботитьсяобавтореведьнадопроследитьчтобыавторузаказалииотправилиавторскиеэкземплярыисопределеннойпериодичностьюперечислялипроцентыспродаж.

 Нет, уж лучше с пробелами :)

Короче, ищет, встречается, утрясает, читает, подбирает, следит, снимает, пишет, заседает, общается, заботится и др. пр.

 Ну а в «свободное от работы» время редактор правит рукопись.
Я, например, иногда и вовсе посылаю всех к черту, вешаю табличку

«DON'T  DISTURB!  I  AM  READING!»*

и погружаюсь в работу над текстом.

 

__________

* Не беспокоить! Я читаю! (англ.).

 

 

una_tartaruga: (Default)

Недавно редактировала детские рассказы о животных. Там было об одной австралийской птичке — атласный шалашник, самец в брачный период гнездо украшает. Первая мысль — художественный вымысел, быть такого не может, да и по тексту рассказа птица хвасталась: «А вот я…».

Захотелось проверить. И точно. Так и есть. Чтобы найти невесту, шалашник-самец строит домик из веток (шалаш, отсюда и название). И украшает его всевозможными яркими, блестящими штуками — перьями попугаев, красивыми ракушками, цветами, разноцветными ягодками, в общем, всем-всем, что найдет — всё в дом. Перья втыкает в ветки, а всеми остальными предметами выстилает дорогу. И местные жители уже знают: если, например, пропало золотое колечко, виноват шалашник — утащил в свою уютную беседку. Невесты-самки туда и слетаются, ну а шалашник уже выбирает лучшую.

Фотография не моя, с какого-то сайта.

una_tartaruga: (Default)

Недавно редактировала детские рассказы о животных. Там было об одной австралийской птичке — атласный шалашник, самец в брачный период гнездо украшает. Первая мысль — художественный вымысел, быть такого не может, да и по тексту рассказа птица хвасталась: «А вот я…».

Захотелось проверить. И точно. Так и есть. Чтобы найти невесту, шалашник-самец строит домик из веток (шалаш, отсюда и название). И украшает его всевозможными яркими, блестящими штуками — перьями попугаев, красивыми ракушками, цветами, разноцветными ягодками, в общем, всем-всем, что найдет — всё в дом. Перья втыкает в ветки, а всеми остальными предметами выстилает дорогу. И местные жители уже знают: если, например, пропало золотое колечко, виноват шалашник — утащил в свою уютную беседку. Невесты-самки туда и слетаются, ну а шалашник уже выбирает лучшую.

Фотография не моя, с какого-то сайта.

una_tartaruga: (Default)
У коллеги в переводной книжке:
«ощущение поддержки вызывает уверенность».
И знаете, о чем это?
О ношении бандажа во время беременности.

Еще мы на работе в тупик зашли, «всем миром» выясняя, какая же все-таки столица у Израиля (географический атлас для детей делаем). Так вот, официальная, признанная ООН столица — Тель-Авив, это по некоторым справочникам. А сами израильтяне считают, что Иерусалим. Но он не признан ООН. Стали ползать по справочникам дальше. Авторы справочников расплывчато, правда, но больше склоняются к Иерусалиму. И в оригинале этого переводного атласа то же. В результате мы оставили Иерусалим, теперь вот ждем, что совсем скоро нагрянут к нам в редакцию люди из ООН с автоматами. А мы — без автоматов. Вот и как тут быть?


una_tartaruga: (Default)
У коллеги в переводной книжке:
«ощущение поддержки вызывает уверенность».
И знаете, о чем это?
О ношении бандажа во время беременности.

Еще мы на работе в тупик зашли, «всем миром» выясняя, какая же все-таки столица у Израиля (географический атлас для детей делаем). Так вот, официальная, признанная ООН столица — Тель-Авив, это по некоторым справочникам. А сами израильтяне считают, что Иерусалим. Но он не признан ООН. Стали ползать по справочникам дальше. Авторы справочников расплывчато, правда, но больше склоняются к Иерусалиму. И в оригинале этого переводного атласа то же. В результате мы оставили Иерусалим, теперь вот ждем, что совсем скоро нагрянут к нам в редакцию люди из ООН с автоматами. А мы — без автоматов. Вот и как тут быть?

В моих рукописях ничего сегодня интересного не было. Бесконечное ознакомительное чтение. Изучала уж слишком скучную научную феньку, почти диссертацию о хождении ребенка за три моря в детский сад — надеялась, а вдруг посетит меня муза и удастся сие творение в симпатичную книгу для молодых мам превратить, ведь постоянно думаешь, чем план наполнять. Нет, чудес не бывает, придется автору отказать — сплошная вода, да еще спотыкающаяся о камни. И никакого зерна. Про детей — как про некую субстанцию. Боже праведный, неужели можно так о детях писать!
una_tartaruga: (Default)

Почти каждый день сталкиваюсь с перлами авторов, переводчиков. Но вывешивать в ЖЖ все эти шедевры как-то не хочется. Я своих авторов люблю нежной любовью. Они все, если не халтурят, очень трогательные, мы с ними дружим. А совсем недавно вдруг поняла, что отношусь к тексту, как врач к пациенту (в самом хорошем смысле) — бережно лечу текст и радуюсь, как ребенок, когда этот текст постепенно становится лучше. Кстати, в итальянском языке есть слово curare. Оно означает лечить и редактировать. В общем, не выкладываю авторские «плюшки», потому что это своего рода врачебная (то есть редакторская) тайна. :)

Расскажу здесь о других перлах — перлах моих начальников. Начальников, для которых совершенно неважно качество текста.
А ведь как все хорошо начиналось. Профессиональный коллектив, замечательные люди, ценители слова, которые всю сознательную жизнь посвятили работе с книгой. Казалось, что так и будет теперь всегда и везде, что по-другому просто не бывает.
Но скоро это закончилось — через год. Рухнула вся счастливая трудовая жизнь в одно мгновение. Уволилась наша любимая заведующая редакцией русской литературы, и нас отдали в «чужую семью»: объединили с «зарубежкой» и назвали редакцией художественной литературы. Нас сразу предупредили, что отныне мы будем жить совершенно по другим правилам. И вскоре мы поняли, что за правила такие: не обращать внимания на текст. Все тексты мы отдавали внештатникам, полагаясь на их совесть.

И посыпалось на нашу голову:
«Не подходите ко мне с литературными вопросами!»
«Редактор в издательстве — это диспетчер: принял рукопись и сдал (отнес) в производственный отдел, принял — сдал, принял — сдал. На глупости всякие, вроде редактирования, нет времени».

После того, как у меня вышла серия английской поэзии, я услышала, что «плохо сделала эту серию, потому что корешки разные, книги некрасиво будут смотреться на полках книжного магазина», то есть книги разной толщины (позор какой! это же неэстетично!).
Но потом заведующая смилостивилась:
— Вон видишь, в шкафу куча бумаг навалена? Давай выгребай все — из этого надо сделать собрание сочинений какого-то Виктора Розова. Уже около года валяется, сказали сдавать быстрее. Я не знаю, кто такой Виктор Розов, но зато с удовольствием читаю Генри Миллера.

Виктор Розов — это советский драматург, у него очень милые, добрые пьесы и воспоминания. Признаться, на тот момент я всего этого не знала, но, когда стала работать над собранием сочинений, просто влюбилась в Розова.
Когда собрание сочинений вышло, меня похвалили:
— Молодец, исправила свою ошибку, все тома одной толщины. Это главное!
И в награду дали редактировать очень важную книгу. Такую важную, что «там не должно быть ошибок и нелепостей». Ну надо же — прогресс начальства!..
Книгу написал тесть хозяина издательства, и называлась она: «Проблемы физического воспитания и коррекции двигательных функций в школах для детей с отставанием в физическом и умственном развитии». Про дебилов и имбецилов, короче.

Проработали мы так еще год, и ушла на повышение наша заведующая. Сделали ее за выдающиеся заслуги заместителем главного редактора. А нашим новым заведующим назначили литературного критика. Тогда мы спокойно вздохнули и с энтузиазмом стали выпускать настоящую литературу.
Эх, жаль, что издательство практически перестало существовать. Часто его вспоминаю — все-таки весело там было.

Перешла в другое крупное издательство, а там еще «веселее».
Получили из литагентства готовые пленки на «Самоучитель французского языка» (готовые пленки подразумевают, что всё уже по несколько раз прочитано и редактором, и корректором, и бог знает кем еще и можно отправлять в типографию). А там ошибка.
Заведующая мне говорит:
— Ох, горе с вами, сейчас бы сложили все и сдали быстренько, а теперь из-за вас пленки перевыводить.
А ошибка была такая. В самоучителе французского — переведите на английский.
Потом еще нашлись в тех пленках ошибки, все до одной такие же издевательские и ехидные.

Через какое-то время мне все это надоело, и я решила стать «свободным художником». Год брала внештатную редактуру и корректуру. Но взвыла от безвылазного сидения дома, постоянного зарабатывания денег в поте лица и нехватки времени: мечтала снова работать в штате. Готова была пойти куда угодно.
И устроилась корректором в полиграфическую фирму — проверять визитки, надписи на ручках и прочую муть. Директор этой фирмы радостно проводил меня на рабочее место.
— Вот здесь вы будете работать корректором. И отвечайте на телефонные звонки. Телефон в комнате один, поэтому у нас обязанности корректора входит еще и подзывать к телефону всех остальных. Этот несчастный телефон звонил каждую минуту, если только по нему никто не разговаривал у меня над ухом. В общем, через две недели я с радостью сбежала из этой «чудесной» конторы.

Там, где работаю сейчас (уже лет сто, наверное), таких уж совсем приколов начальства нет. Правда недавно хотели немножко изменить редакционно-издательский процесс, совсем чуть-чуть, чтобы книги быстрее отправлять в типографию: получили рукопись от автора — и на верстку ее. А редактировать (точнее, переписывать) уже в верстке.
Но, слава богу, передумали.
una_tartaruga: (Default)

Почти каждый день сталкиваюсь с перлами авторов, переводчиков. Но вывешивать в ЖЖ все эти шедевры как-то не хочется. Я своих авторов люблю нежной любовью. Они все, если не халтурят, очень трогательные, мы с ними дружим. А совсем недавно вдруг поняла, что отношусь к тексту, как врач к пациенту (в самом хорошем смысле) — бережно лечу текст и радуюсь, как ребенок, когда этот текст постепенно становится лучше. Кстати, в итальянском языке есть слово curare. Оно означает лечить и редактировать. В общем, не выкладываю авторские «плюшки», потому что это своего рода врачебная (то есть редакторская) тайна. :)

Расскажу здесь о других перлах — перлах моих начальников. Начальников, для которых совершенно неважно качество текста.
А ведь как все хорошо начиналось. Профессиональный коллектив, замечательные люди, ценители слова, которые всю сознательную жизнь посвятили работе с книгой. Казалось, что так и будет теперь всегда и везде, что по-другому просто не бывает.
Но скоро это закончилось — через год. Рухнула вся счастливая трудовая жизнь в одно мгновение. Уволилась наша любимая заведующая редакцией русской литературы, и нас отдали в «чужую семью»: объединили с «зарубежкой» и назвали редакцией художественной литературы. Нас сразу предупредили, что отныне мы будем жить совершенно по другим правилам. И вскоре мы поняли, что за правила такие: не обращать внимания на текст. Все тексты мы отдавали внештатникам, полагаясь на их совесть.

И посыпалось на нашу голову:
«Не подходите ко мне с литературными вопросами!»
«Редактор в издательстве — это диспетчер: принял рукопись и сдал (отнес) в производственный отдел, принял — сдал, принял — сдал. На глупости всякие, вроде редактирования, нет времени».

После того, как у меня вышла серия английской поэзии, я услышала, что «плохо сделала эту серию, потому что корешки разные, книги некрасиво будут смотреться на полках книжного магазина», то есть книги разной толщины (позор какой! это же неэстетично!).
Но потом заведующая смилостивилась:
— Вон видишь, в шкафу куча бумаг навалена? Давай выгребай все — из этого надо сделать собрание сочинений какого-то Виктора Розова. Уже около года валяется, сказали сдавать быстрее. Я не знаю, кто такой Виктор Розов, но зато с удовольствием читаю Генри Миллера.

Виктор Розов — это советский драматург, у него очень милые, добрые пьесы и воспоминания. Признаться, на тот момент я всего этого не знала, но, когда стала работать над собранием сочинений, просто влюбилась в Розова.
Когда собрание сочинений вышло, меня похвалили:
— Молодец, исправила свою ошибку, все тома одной толщины. Это главное!
И в награду дали редактировать очень важную книгу. Такую важную, что «там не должно быть ошибок и нелепостей». Ну надо же — прогресс начальства!..
Книгу написал тесть хозяина издательства, и называлась она: «Проблемы физического воспитания и коррекции двигательных функций в школах для детей с отставанием в физическом и умственном развитии». Про дебилов и имбецилов, короче.

Проработали мы так еще год, и ушла на повышение наша заведующая. Сделали ее за выдающиеся заслуги заместителем главного редактора. А нашим новым заведующим назначили литературного критика. Тогда мы спокойно вздохнули и с энтузиазмом стали выпускать настоящую литературу.
Эх, жаль, что издательство практически перестало существовать. Часто его вспоминаю — все-таки весело там было.

Перешла в другое крупное издательство, а там еще «веселее».
Получили из литагентства готовые пленки на «Самоучитель французского языка» (готовые пленки подразумевают, что всё уже по несколько раз прочитано и редактором, и корректором, и бог знает кем еще и можно отправлять в типографию). А там ошибка.
Заведующая мне говорит:
— Ох, горе с вами, сейчас бы сложили все и сдали быстренько, а теперь из-за вас пленки перевыводить.
А ошибка была такая. В самоучителе французского — переведите на английский.
Потом еще нашлись в тех пленках ошибки, все до одной такие же издевательские и ехидные.

Через какое-то время мне все это надоело, и я решила стать «свободным художником». Год брала внештатную редактуру и корректуру. Но взвыла от безвылазного сидения дома, постоянного зарабатывания денег в поте лица и нехватки времени: мечтала снова работать в штате. Готова была пойти куда угодно.
И устроилась корректором в полиграфическую фирму — проверять визитки, надписи на ручках и прочую муть. Директор этой фирмы радостно проводил меня на рабочее место.
— Вот здесь вы будете работать корректором. И отвечайте на телефонные звонки. Телефон в комнате один, поэтому у нас обязанности корректора входит еще и подзывать к телефону всех остальных. Этот несчастный телефон звонил каждую минуту, если только по нему никто не разговаривал у меня над ухом. В общем, через две недели я с радостью сбежала из этой «чудесной» конторы.

Там, где работаю сейчас (уже лет сто, наверное), таких уж совсем приколов начальства нет. Правда недавно хотели немножко изменить редакционно-издательский процесс, совсем чуть-чуть, чтобы книги быстрее отправлять в типографию: получили рукопись от автора — и на верстку ее. А редактировать (точнее, переписывать) уже в верстке.
Но, слава богу, передумали.
una_tartaruga: (Default)
С корректорами нам не везло. «Врожденная грамотность» буквально на первой строчке резюме, а дальше приписка: «правда, работаю я в данный момент менеджером по продажам сталелитейного оборудования, но легко обучаема». Или «большой опыт работы секретарем, но с детства мечтаю работать с книгой». С образованием тоже забавно: "Мидицинское" училище. А иногда слышим: я все-таки два месяца корректором проработала, так что, уж поверьте, научилась за это время видеть ошибки.
Искали мы как-то корректора долго-долго. И наконец нашли! Женщина такая спокойная вроде, на пенсии правда, но это ничего страшного, главное -- чтобы работник был хороший. Она нам рассказывала про свой опыт работы, и мы радовались.
Прошла неделя. Что-то совсем непохожа была эта женщина на корректора. Внешне непохожа, иногда посмотришь на человека, сразу видно: корректор. А в ней что-то не то. А потом оказалось, что и внутренне не то. Орфографические ошибки она не правила, а робко ставила вопросики редактору карандашиком на полях. И вопросики какие-то, как бы это сказать, ну вроде как ученик младших классов спрашивает.
Решили посмотреть трудовую книжку (ведь про опыт поверили на слово, попались как дураки, даже тестовое задание не дали :)). Запись в трудовой книжке: Свинарка второй категории…………………………….

Сейчас у нас, даже не верится, все хорошо. Нашлись все-таки профессионалы. Но времена профессиональных «свинарок» вспоминаем до сих пор.
una_tartaruga: (Default)
С корректорами нам не везло. «Врожденная грамотность» буквально на первой строчке резюме, а дальше приписка: «правда, работаю я в данный момент менеджером по продажам сталелитейного оборудования, но легко обучаема». Или «большой опыт работы секретарем, но с детства мечтаю работать с книгой». С образованием тоже забавно: "Мидицинское" училище (боже! и этот человек претендует на звание Корректора!) Иногда слышим и дерзко-самодовольное с высоты: я все-таки два месяца корректором проработала, так что, уж поверьте, научилась за это время видеть ошибки.
Искали мы как-то корректора долго-долго. И наконец нашли! Женщина такая спокойная вроде, на пенсии правда, но это ничего страшного, главное -- чтобы работник был хороший. Она нам рассказывала про свой опыт работы, и мы радовались.
Прошла неделя. Что-то совсем непохожа была эта женщина на корректора. Внешне непохожа, иногда посмотришь на человека, сразу видно: корректор. А в ней что-то не то. А потом оказалось, что и внутренне не то. Орфографические ошибки она не правила, а робко ставила вопросики редактору карандашиком на полях. И вопросики какие-то, как бы это сказать, ну вроде как ученик младших классов спрашивает.
Решили посмотреть трудовую книжку (ведь про опыт поверили на слово, попались как дураки, даже тестовое задание не дали :)). Запись в трудовой книжке: Свинарка второй категории…………………………….

Сейчас у нас, даже не верится, все хорошо. Нашлись все-таки профессионалы. Но времена профессиональных «свинарок» вспоминаем до сих пор.
una_tartaruga: (Default)
Один уважаемый мною автор прислал на ознакомление новую рукопись. В ней все то же самое, что и в предыдущей книге, только другими словами и в другом порядке. Ну и добавлено кое-что новое, не совсем вписывающееся в эту книгу. Вот и думаю: как к этому относиться? И вообще непонятно, на что надеялся автор, предлагая сей труд? Что редактор не прочитает?
una_tartaruga: (Default)

Недавно искали переводчиков с французского на детские энциклопедии.
Нам прислали много резюме. В графе "уровень владения языком" большинство пишут: прохожу интервью.
Долго всей редакцией гадали, о чем это они.
Спрашиваем.
Отвечают:
- Не знаю, все так пишут.


una_tartaruga: (Default)

Недавно искали переводчиков с французского на детские энциклопедии.
Получили резюме от заинтересованных в работе с нами.
В графе "уровень владения языком" у большинства значится: прохожу интервью.
Долго всей редакцией гадали, о чем это они.
Спрашиваем.
Отвечают:
- Не знаю, все так пишут.

Profile

una_tartaruga: (Default)
una_tartaruga

February 2013

S M T W T F S
     12
345 6789
1011 121314 1516
17181920212223
2425262728  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 08:34 am
Powered by Dreamwidth Studios