una_tartaruga: (Default)
 

Во какую я книжку отыскала!

Главная героиня Даша — редактор. А начинается роман с визита Даши к невропатологу: «Я знала, что это когда-нибудь случится».

Боже праведный, это ж про меня! Так я купила эту книгу.
Редактор ведь это особое состояние, диагноз, если хотите. И хоть мы и говорим порой: «с меня хватит!» — через какое-то время все повторяется с новой силой.

И будни и праздники у всех редакторов схожи на удивление.

Постоянное переписывание плохих текстов; кривые верстки, в которых кегель плавно и "незаметно" из двенадцатого переходит в десятый, потому что надо выйти на объем; шмуцы, гуляющие с четной полосы на нечетную и обратно; бесконечная радость, когда попадается что-то действительно ценное; работа по найму на «почти-олигархов»; жизнь жизнью наших «родственников» (авторов); сны о том, что золотое тиснение осыпалось…

 Настоящий роман о наc и об издательском бизнесе.
 Правда, в аннотации сказано, что это вся правда о литературных неграх. Ну да, в самом конце книги есть немного — Даша пишет книгу за гламурную сеньору из Испании, Екатерину Ивановну («Каталину Хуановну»). «Хотелось если уж не добавить к существующему тексту еще пару извилин, то хотя бы сделать более отчетливыми существующие полторы».
А та еще и издевается над ней: «Недавно мы вернулись с Антильских островов. Вы были на Антильских островах? Нет? О, непременно побывайте..!»

 

 

UPD. Поискала в Яндексе, кто это, Наталья Сорбатская, уж очень мне роман понравился.
Ее настоящая фамилия Соколовская, она член Союза писателей Питера, редактор, прозаик, поэт, переводчик с грузинского. А роман, оказывается, получил премию им. Гоголя и номинировался на «Большую книгу».

una_tartaruga: (Default)
 

Во какую я книжку отыскала!

Главная героиня Даша — редактор. А начинается роман с визита Даши к невропатологу: «Я знала, что это когда-нибудь случится».

Боже праведный, это ж про меня! Так я купила эту книгу.
Редактор ведь это особое состояние, диагноз, если хотите. И хоть мы и говорим порой: «с меня хватит!» — через какое-то время все повторяется с новой силой.

И будни и праздники у всех редакторов схожи на удивление.

Постоянное переписывание плохих текстов; кривые верстки, в которых кегель плавно и "незаметно" из двенадцатого переходит в десятый, потому что надо выйти на объем; шмуцы, гуляющие с четной полосы на нечетную и обратно; бесконечная радость, когда попадается что-то действительно ценное; работа по найму на «почти-олигархов»; жизнь жизнью наших «родственников» (авторов); сны о том, что золотое тиснение осыпалось…

 Настоящий роман о наc и об издательском бизнесе.
 Правда, в аннотации сказано, что это вся правда о литературных неграх. Ну да, в самом конце книги есть немного — Даша пишет книгу за гламурную сеньору из Испании, Екатерину Ивановну («Каталину Хуановну»). «Хотелось если уж не добавить к существующему тексту еще пару извилин, то хотя бы сделать более отчетливыми существующие полторы».
А та еще и издевается над ней: «Недавно мы вернулись с Антильских островов. Вы были на Антильских островах? Нет? О, непременно побывайте..!»

 

 

UPD. Поискала в Яндексе, кто это, Наталья Сорбатская, уж очень мне роман понравился.
Ее настоящая фамилия Соколовская, она член Союза писателей Питера, редактор, прозаик, поэт, переводчик с грузинского. А роман, оказывается, получил премию им. Гоголя и номинировался на «Большую книгу».

una_tartaruga: (Default)

Заходит к нам в редакцию, всю заваленную рукописями, верстками, макетами и всякими образцами, менеджер по распространению со своим учеником-помощником и радостно нас представляет.
— Вот это редакция! Здесь, собственно, все и происходит.
Мальчик вдумчиво оглядывает комнату и понимающе кивает головой, а менеджер-гуру тем временем тихо, шепотом спрашивает у корректора:
— А что, что происходит-то?
— Творим! — глядя поверх очков, отвечает корректор.

 Вот. Оказывается, не все знают, что такое редакция и что в ней такое ежедневно делается.
Большинство считает, что редактор исправляет ошибки — а уж какие, это неважно.
Конечно, есть еще многое другое, организаторско-рутинное, которое занимает основное время работы над книгой. Редактор — это ведь не только правщик текстов и создатель концепций.

Что же он тогда делает?
Ищет авторов, переводчиков, утрясает с ними все вопросы по гонорарам, срокам и т. п., сидя с ними за чашкой кофе, потом читает рукописи, отдает их на доработку, если нужно, подбирает внештатных корректоров, художников, иногда редакторов, верстальщиков и дизайнеров, следит за тем, чтобы всем выплатили гонорар, чтобы верстка вовремя поступила к корректору и чтобы корректор вернул ее в срок, снимает вопросы с корректором (верстальщиком, дизайнером), чтобы художник вовремя представил иллюстрации, пишет аннотации, много-много текстов на обложку. И конечно же, бесконечные редсоветы-совещания-заседания. Кроме того, приходится постоянно общаться с бухгалтерией, с отделом распространения, с отделом рекламы, а также с читателями, представителями прессы и т.п. И после такого радостного события, как выход книги, редактор продолжает заботиться об авторе — ведь надо проследить, чтобы автору заказали и отправили авторские экземпляры и с определенной периодичностью перечисляли проценты с продаж.

Все вот это очень хочется написать без пробелов и без знаков препинания, потому что оно все происходит одновременно, книг ведь несколько. Попробовала:

 Ищетавторовпереводчиковутрясаетснимивсевопросыпогонорарамсрокамиещемногочемусидяснимизачашкойкофепотомчитаетрукописиотдаетихнадоработкуподбираетвнештатныхкорректоровхудожниковиногдаредакторовверстальщиковидизайнеровследитзатемчтобывсем выплатилигонорарчтобыверсткавовремяпоступилаккорректоруичтобыкорректорвернулеевсрокснимаетвопросыскорректоромверстальщикомдизайнеромпишетаннотациимногомноготекстовнаобложку.иконечножебесконечныередсоветысовещаниязаседаниякрометогоприходитсяпостояннообщатьсясбухгалтериейсотделомраспространениясотделомрекламыатакжесчитателямипредставителямипрессыитпипослетакогорадостногособытиякаквыходкнигиредакторпродолжаетзаботитьсяобавтореведьнадопроследитьчтобыавторузаказалииотправилиавторскиеэкземплярыисопределеннойпериодичностьюперечислялипроцентыспродаж.

 Нет, уж лучше с пробелами :)

Короче, ищет, встречается, утрясает, читает, подбирает, следит, снимает, пишет, заседает, общается, заботится и др. пр.

 Ну а в «свободное от работы» время редактор правит рукопись.
Я, например, иногда и вовсе посылаю всех к черту, вешаю табличку

«DON'T  DISTURB!  I  AM  READING!»*

и погружаюсь в работу над текстом.

 

__________

* Не беспокоить! Я читаю! (англ.).

 

 

una_tartaruga: (Default)

Заходит к нам в редакцию, всю заваленную рукописями, верстками, макетами и всякими образцами, менеджер по распространению со своим учеником-помощником и радостно нас представляет.
— Вот это редакция! Здесь, собственно, все и происходит.
Мальчик вдумчиво оглядывает комнату и понимающе кивает головой, а менеджер-гуру тем временем тихо, шепотом спрашивает у корректора:
— А что, что происходит-то?
— Творим! — глядя поверх очков, отвечает корректор.

 Вот. Оказывается, не все знают, что такое редакция и что в ней такое ежедневно делается.
Большинство считает, что редактор исправляет ошибки — а уж какие, это неважно.
Конечно, есть еще многое другое, организаторско-рутинное, которое занимает основное время работы над книгой. Редактор — это ведь не только правщик текстов и создатель концепций.

Что же он тогда делает?
Ищет авторов, переводчиков, утрясает с ними все вопросы по гонорарам, срокам и т. п., сидя с ними за чашкой кофе, потом читает рукописи, отдает их на доработку, если нужно, подбирает внештатных корректоров, художников, иногда редакторов, верстальщиков и дизайнеров, следит за тем, чтобы всем выплатили гонорар, чтобы верстка вовремя поступила к корректору и чтобы корректор вернул ее в срок, снимает вопросы с корректором (верстальщиком, дизайнером), чтобы художник вовремя представил иллюстрации, пишет аннотации, много-много текстов на обложку. И конечно же, бесконечные редсоветы-совещания-заседания. Кроме того, приходится постоянно общаться с бухгалтерией, с отделом распространения, с отделом рекламы, а также с читателями, представителями прессы и т.п. И после такого радостного события, как выход книги, редактор продолжает заботиться об авторе — ведь надо проследить, чтобы автору заказали и отправили авторские экземпляры и с определенной периодичностью перечисляли проценты с продаж.

Все вот это очень хочется написать без пробелов и без знаков препинания, потому что оно все происходит одновременно, книг ведь несколько. Попробовала:

 Ищетавторовпереводчиковутрясаетснимивсевопросыпогонорарамсрокамиещемногочемусидяснимизачашкойкофепотомчитаетрукописиотдаетихнадоработкуподбираетвнештатныхкорректоровхудожниковиногдаредакторовверстальщиковидизайнеровследитзатемчтобывсем выплатилигонорарчтобыверсткавовремяпоступилаккорректоруичтобыкорректорвернулеевсрокснимаетвопросыскорректоромверстальщикомдизайнеромпишетаннотациимногомноготекстовнаобложку.иконечножебесконечныередсоветысовещаниязаседаниякрометогоприходитсяпостояннообщатьсясбухгалтериейсотделомраспространениясотделомрекламыатакжесчитателямипредставителямипрессыитпипослетакогорадостногособытиякаквыходкнигиредакторпродолжаетзаботитьсяобавтореведьнадопроследитьчтобыавторузаказалииотправилиавторскиеэкземплярыисопределеннойпериодичностьюперечислялипроцентыспродаж.

 Нет, уж лучше с пробелами :)

Короче, ищет, встречается, утрясает, читает, подбирает, следит, снимает, пишет, заседает, общается, заботится и др. пр.

 Ну а в «свободное от работы» время редактор правит рукопись.
Я, например, иногда и вовсе посылаю всех к черту, вешаю табличку

«DON'T  DISTURB!  I  AM  READING!»*

и погружаюсь в работу над текстом.

 

__________

* Не беспокоить! Я читаю! (англ.).

 

 

una_tartaruga: (Default)
У коллеги в переводной книжке:
«ощущение поддержки вызывает уверенность».
И знаете, о чем это?
О ношении бандажа во время беременности.

Еще мы на работе в тупик зашли, «всем миром» выясняя, какая же все-таки столица у Израиля (географический атлас для детей делаем). Так вот, официальная, признанная ООН столица — Тель-Авив, это по некоторым справочникам. А сами израильтяне считают, что Иерусалим. Но он не признан ООН. Стали ползать по справочникам дальше. Авторы справочников расплывчато, правда, но больше склоняются к Иерусалиму. И в оригинале этого переводного атласа то же. В результате мы оставили Иерусалим, теперь вот ждем, что совсем скоро нагрянут к нам в редакцию люди из ООН с автоматами. А мы — без автоматов. Вот и как тут быть?


una_tartaruga: (Default)
У коллеги в переводной книжке:
«ощущение поддержки вызывает уверенность».
И знаете, о чем это?
О ношении бандажа во время беременности.

Еще мы на работе в тупик зашли, «всем миром» выясняя, какая же все-таки столица у Израиля (географический атлас для детей делаем). Так вот, официальная, признанная ООН столица — Тель-Авив, это по некоторым справочникам. А сами израильтяне считают, что Иерусалим. Но он не признан ООН. Стали ползать по справочникам дальше. Авторы справочников расплывчато, правда, но больше склоняются к Иерусалиму. И в оригинале этого переводного атласа то же. В результате мы оставили Иерусалим, теперь вот ждем, что совсем скоро нагрянут к нам в редакцию люди из ООН с автоматами. А мы — без автоматов. Вот и как тут быть?

В моих рукописях ничего сегодня интересного не было. Бесконечное ознакомительное чтение. Изучала уж слишком скучную научную феньку, почти диссертацию о хождении ребенка за три моря в детский сад — надеялась, а вдруг посетит меня муза и удастся сие творение в симпатичную книгу для молодых мам превратить, ведь постоянно думаешь, чем план наполнять. Нет, чудес не бывает, придется автору отказать — сплошная вода, да еще спотыкающаяся о камни. И никакого зерна. Про детей — как про некую субстанцию. Боже праведный, неужели можно так о детях писать!
una_tartaruga: (Default)

Почти каждый день сталкиваюсь с перлами авторов, переводчиков. Но вывешивать в ЖЖ все эти шедевры как-то не хочется. Я своих авторов люблю нежной любовью. Они все, если не халтурят, очень трогательные, мы с ними дружим. А совсем недавно вдруг поняла, что отношусь к тексту, как врач к пациенту (в самом хорошем смысле) — бережно лечу текст и радуюсь, как ребенок, когда этот текст постепенно становится лучше. Кстати, в итальянском языке есть слово curare. Оно означает лечить и редактировать. В общем, не выкладываю авторские «плюшки», потому что это своего рода врачебная (то есть редакторская) тайна. :)

Расскажу здесь о других перлах — перлах моих начальников. Начальников, для которых совершенно неважно качество текста.
А ведь как все хорошо начиналось. Профессиональный коллектив, замечательные люди, ценители слова, которые всю сознательную жизнь посвятили работе с книгой. Казалось, что так и будет теперь всегда и везде, что по-другому просто не бывает.
Но скоро это закончилось — через год. Рухнула вся счастливая трудовая жизнь в одно мгновение. Уволилась наша любимая заведующая редакцией русской литературы, и нас отдали в «чужую семью»: объединили с «зарубежкой» и назвали редакцией художественной литературы. Нас сразу предупредили, что отныне мы будем жить совершенно по другим правилам. И вскоре мы поняли, что за правила такие: не обращать внимания на текст. Все тексты мы отдавали внештатникам, полагаясь на их совесть.

И посыпалось на нашу голову:
«Не подходите ко мне с литературными вопросами!»
«Редактор в издательстве — это диспетчер: принял рукопись и сдал (отнес) в производственный отдел, принял — сдал, принял — сдал. На глупости всякие, вроде редактирования, нет времени».

После того, как у меня вышла серия английской поэзии, я услышала, что «плохо сделала эту серию, потому что корешки разные, книги некрасиво будут смотреться на полках книжного магазина», то есть книги разной толщины (позор какой! это же неэстетично!).
Но потом заведующая смилостивилась:
— Вон видишь, в шкафу куча бумаг навалена? Давай выгребай все — из этого надо сделать собрание сочинений какого-то Виктора Розова. Уже около года валяется, сказали сдавать быстрее. Я не знаю, кто такой Виктор Розов, но зато с удовольствием читаю Генри Миллера.

Виктор Розов — это советский драматург, у него очень милые, добрые пьесы и воспоминания. Признаться, на тот момент я всего этого не знала, но, когда стала работать над собранием сочинений, просто влюбилась в Розова.
Когда собрание сочинений вышло, меня похвалили:
— Молодец, исправила свою ошибку, все тома одной толщины. Это главное!
И в награду дали редактировать очень важную книгу. Такую важную, что «там не должно быть ошибок и нелепостей». Ну надо же — прогресс начальства!..
Книгу написал тесть хозяина издательства, и называлась она: «Проблемы физического воспитания и коррекции двигательных функций в школах для детей с отставанием в физическом и умственном развитии». Про дебилов и имбецилов, короче.

Проработали мы так еще год, и ушла на повышение наша заведующая. Сделали ее за выдающиеся заслуги заместителем главного редактора. А нашим новым заведующим назначили литературного критика. Тогда мы спокойно вздохнули и с энтузиазмом стали выпускать настоящую литературу.
Эх, жаль, что издательство практически перестало существовать. Часто его вспоминаю — все-таки весело там было.

Перешла в другое крупное издательство, а там еще «веселее».
Получили из литагентства готовые пленки на «Самоучитель французского языка» (готовые пленки подразумевают, что всё уже по несколько раз прочитано и редактором, и корректором, и бог знает кем еще и можно отправлять в типографию). А там ошибка.
Заведующая мне говорит:
— Ох, горе с вами, сейчас бы сложили все и сдали быстренько, а теперь из-за вас пленки перевыводить.
А ошибка была такая. В самоучителе французского — переведите на английский.
Потом еще нашлись в тех пленках ошибки, все до одной такие же издевательские и ехидные.

Через какое-то время мне все это надоело, и я решила стать «свободным художником». Год брала внештатную редактуру и корректуру. Но взвыла от безвылазного сидения дома, постоянного зарабатывания денег в поте лица и нехватки времени: мечтала снова работать в штате. Готова была пойти куда угодно.
И устроилась корректором в полиграфическую фирму — проверять визитки, надписи на ручках и прочую муть. Директор этой фирмы радостно проводил меня на рабочее место.
— Вот здесь вы будете работать корректором. И отвечайте на телефонные звонки. Телефон в комнате один, поэтому у нас обязанности корректора входит еще и подзывать к телефону всех остальных. Этот несчастный телефон звонил каждую минуту, если только по нему никто не разговаривал у меня над ухом. В общем, через две недели я с радостью сбежала из этой «чудесной» конторы.

Там, где работаю сейчас (уже лет сто, наверное), таких уж совсем приколов начальства нет. Правда недавно хотели немножко изменить редакционно-издательский процесс, совсем чуть-чуть, чтобы книги быстрее отправлять в типографию: получили рукопись от автора — и на верстку ее. А редактировать (точнее, переписывать) уже в верстке.
Но, слава богу, передумали.
una_tartaruga: (Default)

Почти каждый день сталкиваюсь с перлами авторов, переводчиков. Но вывешивать в ЖЖ все эти шедевры как-то не хочется. Я своих авторов люблю нежной любовью. Они все, если не халтурят, очень трогательные, мы с ними дружим. А совсем недавно вдруг поняла, что отношусь к тексту, как врач к пациенту (в самом хорошем смысле) — бережно лечу текст и радуюсь, как ребенок, когда этот текст постепенно становится лучше. Кстати, в итальянском языке есть слово curare. Оно означает лечить и редактировать. В общем, не выкладываю авторские «плюшки», потому что это своего рода врачебная (то есть редакторская) тайна. :)

Расскажу здесь о других перлах — перлах моих начальников. Начальников, для которых совершенно неважно качество текста.
А ведь как все хорошо начиналось. Профессиональный коллектив, замечательные люди, ценители слова, которые всю сознательную жизнь посвятили работе с книгой. Казалось, что так и будет теперь всегда и везде, что по-другому просто не бывает.
Но скоро это закончилось — через год. Рухнула вся счастливая трудовая жизнь в одно мгновение. Уволилась наша любимая заведующая редакцией русской литературы, и нас отдали в «чужую семью»: объединили с «зарубежкой» и назвали редакцией художественной литературы. Нас сразу предупредили, что отныне мы будем жить совершенно по другим правилам. И вскоре мы поняли, что за правила такие: не обращать внимания на текст. Все тексты мы отдавали внештатникам, полагаясь на их совесть.

И посыпалось на нашу голову:
«Не подходите ко мне с литературными вопросами!»
«Редактор в издательстве — это диспетчер: принял рукопись и сдал (отнес) в производственный отдел, принял — сдал, принял — сдал. На глупости всякие, вроде редактирования, нет времени».

После того, как у меня вышла серия английской поэзии, я услышала, что «плохо сделала эту серию, потому что корешки разные, книги некрасиво будут смотреться на полках книжного магазина», то есть книги разной толщины (позор какой! это же неэстетично!).
Но потом заведующая смилостивилась:
— Вон видишь, в шкафу куча бумаг навалена? Давай выгребай все — из этого надо сделать собрание сочинений какого-то Виктора Розова. Уже около года валяется, сказали сдавать быстрее. Я не знаю, кто такой Виктор Розов, но зато с удовольствием читаю Генри Миллера.

Виктор Розов — это советский драматург, у него очень милые, добрые пьесы и воспоминания. Признаться, на тот момент я всего этого не знала, но, когда стала работать над собранием сочинений, просто влюбилась в Розова.
Когда собрание сочинений вышло, меня похвалили:
— Молодец, исправила свою ошибку, все тома одной толщины. Это главное!
И в награду дали редактировать очень важную книгу. Такую важную, что «там не должно быть ошибок и нелепостей». Ну надо же — прогресс начальства!..
Книгу написал тесть хозяина издательства, и называлась она: «Проблемы физического воспитания и коррекции двигательных функций в школах для детей с отставанием в физическом и умственном развитии». Про дебилов и имбецилов, короче.

Проработали мы так еще год, и ушла на повышение наша заведующая. Сделали ее за выдающиеся заслуги заместителем главного редактора. А нашим новым заведующим назначили литературного критика. Тогда мы спокойно вздохнули и с энтузиазмом стали выпускать настоящую литературу.
Эх, жаль, что издательство практически перестало существовать. Часто его вспоминаю — все-таки весело там было.

Перешла в другое крупное издательство, а там еще «веселее».
Получили из литагентства готовые пленки на «Самоучитель французского языка» (готовые пленки подразумевают, что всё уже по несколько раз прочитано и редактором, и корректором, и бог знает кем еще и можно отправлять в типографию). А там ошибка.
Заведующая мне говорит:
— Ох, горе с вами, сейчас бы сложили все и сдали быстренько, а теперь из-за вас пленки перевыводить.
А ошибка была такая. В самоучителе французского — переведите на английский.
Потом еще нашлись в тех пленках ошибки, все до одной такие же издевательские и ехидные.

Через какое-то время мне все это надоело, и я решила стать «свободным художником». Год брала внештатную редактуру и корректуру. Но взвыла от безвылазного сидения дома, постоянного зарабатывания денег в поте лица и нехватки времени: мечтала снова работать в штате. Готова была пойти куда угодно.
И устроилась корректором в полиграфическую фирму — проверять визитки, надписи на ручках и прочую муть. Директор этой фирмы радостно проводил меня на рабочее место.
— Вот здесь вы будете работать корректором. И отвечайте на телефонные звонки. Телефон в комнате один, поэтому у нас обязанности корректора входит еще и подзывать к телефону всех остальных. Этот несчастный телефон звонил каждую минуту, если только по нему никто не разговаривал у меня над ухом. В общем, через две недели я с радостью сбежала из этой «чудесной» конторы.

Там, где работаю сейчас (уже лет сто, наверное), таких уж совсем приколов начальства нет. Правда недавно хотели немножко изменить редакционно-издательский процесс, совсем чуть-чуть, чтобы книги быстрее отправлять в типографию: получили рукопись от автора — и на верстку ее. А редактировать (точнее, переписывать) уже в верстке.
Но, слава богу, передумали.
una_tartaruga: (Default)
Один уважаемый мною автор прислал на ознакомление новую рукопись. В ней все то же самое, что и в предыдущей книге, только другими словами и в другом порядке. Ну и добавлено кое-что новое, не совсем вписывающееся в эту книгу. Вот и думаю: как к этому относиться? И вообще непонятно, на что надеялся автор, предлагая сей труд? Что редактор не прочитает?

Profile

una_tartaruga: (Default)
una_tartaruga

February 2013

S M T W T F S
     12
345 6789
1011 121314 1516
17181920212223
2425262728  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 08:28 am
Powered by Dreamwidth Studios